Мой адрес Экопарк, улица Митинская 28 • Просмотр темы - Из истории Тушинско-Митинско-Красногорской земли
Портал   ИНФОРМАЦИЯ   Форум   Галерея   Блог   FAQ  
Регистрация  Вход
Форум ЭКОПАРК Митино Митино - вчера, сегодня, завтра

РОССИЯ - ВЕЛИКАЯ СТРАНА! Я ГОРЖУСЬ НАШИМ ПРЕЗИДЕНТОМ! Copyright © Шашков С.Г.

Из истории Тушинско-Митинско-Красногорской земли

Попробуем разобраться и навести порядок в имеющейся на сегодняшний день информации, имеющей хоть какое-то отношение к району Митино. Власть, новости, события, проблемы, решения

Из истории Тушинско-Митинско-Красногорской земли

Сообщение Admin » 14 май 2015, 11:58

Митинско-Красногорские земли можно было бы сравнить с уникальным историческим музеем. На его сравнительно небольшой территории сохранились многие памятники археологии и старинные селения, свидетельствующие об основных этапах истории Подмосковья, начиная с самой глубокой древности.

Заселение Подмосковья стало возможно 15—20 тыс. лет назад, после окончания ледникового периода. Отступивший на север ледник оставил после себя полноводные реки и озера. Окружавшие их холмы и долины были покрыты обильной травянистой растительностью. В поисках пищи переходили на эти места стада мамонтов и других привычных к холодному и влажному климату животных, а следом за ними продвигались на север первобытные охотники. Это было время палеолита — древнекаменного века, когда люди умели делать лишь примитивные орудия труда из камня, кости и дерева. Оставшиеся от этого времени каменные топоры находили во многих местах. Но лишь однажды были обнаружены в Подмосковье останки самого человека, жившего в эпоху палеолита.

В 1939 г. во время строительства гидроэлектростанции на месте сброса воды из Химкинского водохранилища в речку Сходню. При рытье котлована из-под шестиметровой толщи земли были извлечены несколько окаменевших костей древних животных и одна-единственная кость человека — потемневшая от времени черепная крышка. Исследования ученых подтвердили принадлежность этой находки к эпохе палеолита. Она стала одним из ценнейших экспонатов Государственного музея истории Москвы.

Эпоха неолита — новокаменного века, распространение которого приходится на III — начало II тыс. до нашей эры, представлена на территории Московской области несколькими десятками стоянок древних охотников и рыболовов, расположенных по берегам рек и озер. Одна из таких стоянок в конце прошлого столетия была обнаружена геологом Н. Криштафовичем близ деревни Гольево, у впадения в Москву речки Курицы. В 1960-х гг. была открыта еще одна неолитическая стоянка на берегу Москвы-реки около села Петрово-Дальнее, где собраны кремневые наконечники копий и стрел, обломок костяного гарпуна, многочисленные фрагменты характерной для того времени круглодонной глиняной посуды, сплошь покрытой ямчатым и гребенчатым узором.

К середине II тыс. до н. э. относится появление в Подмосковье скотоводов-кочевников, которые постоянно перемещались со своими немногочисленными стадами и не оставили следов длительно существовавших поселений. Эти люди уже знали бронзу, но изделия из металла были очень редки. Наиболее распространенные находки этого времени — шлифованные каменные топоры и другие орудия труда, сохранившиеся в погребениях, расположенных обычно на высоких местах. Несколько орудий и остатки посуды с геометрическим узором, характерные для эпохи бронзы, были найдены в прошлом веке в овраге около села Спас. Полагают, что это остатки от захоронения, разрушенного при земляных работах по прокладке Волоколамского шоссе.

На смену эпохе бронзы пришел раннежелезный век, продолжавшийся почти две тысячи лет. Люди этого времени, занимаясь земледелием, охотой и разведением домашнего скота, вели оседлый образ /жизни. Они жили небольшими родовыми общинами, селились, как правило, на высоких обрывистых мысах, окружая свои поселки со стороны поля глубокими рвами и насыпными земляными валами с деревянным частоколом. Городища раннежелезного века, остатки укрепленнных поселков с сохранившимися следами рвов и валов: около Архангельского, Гольева и Спаса, на реке Истре поблизости от Степановского, на речках Горетинке около Воронков и Баньке у деревни Пенягино.

С VII в. начинается заселение территории Подмосковья древними славянами. В их хозяйстве главную роль играло земледелие, поэтому славяне чаще селились на ровных местах, среди своих полевых угодий. Их общины, объединенные в большой племенной союз, не враждовали между собой, и поэтому поселки обычно были окружены только деревянными частоколами для защиты от диких зверей. Остатки поселений, не имеющих следов земляных укреплений, труднее обнаружить на местности. Чаще они обнаруживаются случайно, благодаря сохранившемуся на их месте интенсивно черному культурному слою земли и находкам в нем глиняной посуды, изготовлявшейся на гончарном кругу, изящной по форме и украшенной волнистым или зубчатым орнаментом. Одно из таких селищ было найдено на речке Барышихе недалеко от Спаса, но в большинстве случаев они были позже распаханы или заросли лесом.

Гораздо приметнее другие следы, оставленные древними славянами. В XI—XIII вв. среди них распространился обычай возведения курганов над захоронениями умерших. Высокие земляные насыпи, гордо поднимавшиеся над окружающей местностью, издавна вызывали и удивление и восхищение. Забылось их истинное происхождение, и людская молва уже связывала их с событиями более позднего времени: их называли и «литовскими могилами» в память о событиях начала XVII в., и «французскими могилами», и просто «пученками» (выпученной землей). Из поколения в поколение передавались легенды о несметных сокровищах, якобы укрытых в курганах завоевателями или удачливыми разбойниками.

Около деревни Митино находилась группа из шести курганов. Среди них особенно выделялся один, имевший высоту более семи метров. Он был широко известен и назывался Великой могилой. Курган находился на земле митинских казенных крестьян, и они берегли его как зеницу ока, надеясь, что его богатства смогут пригодиться «на черный день». Когда летом 1883 г. приехал археолог А. И. Кельсиев с открытым листом от Академии наук, ему стоило большого труда уговорить крестьян, чтобы они разрешили раскопки. Согласились на том, что за найденные в кургане золотые и серебряные вещи крестьянскому обществу будет выплачена их стоимость по весу, а за медные и железные, если их окажется больше пуда,— платить за каждый пуд.
Сами же крестьяне подрядились в землекопы. И каково же было их разочарование, когда в погребении оказался лишь однорукий скелет старого воина с двумя глиняными горшками в головах, конские удила да еле сохранившиеся остатки гроба — деревянной колоды с четырьмя коваными гвоздями, которыми когда-то была прибита крышка.


Действительно, славянские курганы очень бедны. В них нет ни богатого оружия, ни дорогих украшений. Их ценность — не в стоимости находимых вещей, а в научном значении этих находок как свидетельства о расселении славянских племен.

Раскопки археологами курганных групп около Спаса, Митина, Чернева, Ангелова, Ильинского показали, что на нашей территории жили славяне вятичи, тогда как на реке Клязьме начинались земли славянского племени кривичей, которое составляло основное население Владимирского княжества. Целый ряд курганных групп, неизвестных ранее, выявлен уже в советское время в лесных массивах около речек Баньки и Синички, Горетинки и Липенки, близ реки Истры. К сожалению, большинство из них разорено кладоискателями. Несколько сравнительно крупных курганов диаметром 10—15 метров, также со следами давних повреждений, сохранились в лесу около бывшей деревни Губайлово. Другая группа, находившаяся на мысу при слиянии Баньки и Синички, была в предвоенные годы раскопана учителем истории П. И. Потемкиным совместно с учениками средней школы № 1. Найденные при раскопках предметы хранились в школьном музее, но впоследствии, в годы войны, были утрачены.

Для великого княжества Владимирского вошедшие в его состав земли вятичей стали не только форпостом на его южных границах, но и средством для организации оживленных связей со Смоленским, Черниговским, Киевским княжествами. Важное значение в это время приобрел торговый путь по речке Всходне, соединявший бассейны рек Клязьмы и Москвы. Непривычное для нас старинное название этой быстрой и бурливой речки на протяжении многих веков сохраняло память о тех временах, когда военные отряды великого князя с собранной данью и заезжие торговцы «всходили» вверх по ее течению и тянули за собой тяжело груженные лодки, чтобы затем по Клязьме доставить свой груз в стольный город Владимир.

С образованием самостоятельного Московского княжества в XIII—XIV вв. территория района служила оборонительным рубежом, прикрывавшим слабую еще столицу от враждебных тверских князей и Литовского княжества. Она занимала часть Горетова стана, самого большого; по территории среди станов и волостей, на которые делилось Московское княжество. Его земли начинались от стен Москвы и на западе [доходили до реки Истры, служившей границей с Звенигородским удельным княжеством, по его территории проходили Большая Тверская дорога, Волоцкая (теперь Пятницкое шоссе) и одна из звенигородских дорог. Неудивительно, что земли в Горетовом стане давались обычно воеводам, приходившим со своими дружинами на службу к московскому князю. Академик С. Б. Веселовский считал достойной доверия старинную легенду о том, что земли на Всходне «на 15 верст» были пожалованы воеводе Нестору Рябцу, который в сражении с тверским войском за город Дмитров спас жизнь Ивану Калите. Подтверждением этой легенды служит основание монастыря Спаса-на-Всходне, где в 1390 г. был похоронен внук Нестора, воевода Иван Квашня, а также сохранившиеся в названиях селений Тушино; и Дудино прозвища потомков этого воеводы Туши и Дуды.

Среди других владений, передававшихся от отца к сыну, в западной части Горетова стана до начала XVI в. существовала вотчина воевод Плещеевых с селами Нахабино и Караулово; память о воеводе Сабуре сохранилась в названии села Сабурово. Однако уже к XVI в. старинные вотчины утратили прежние границы и былое значение. Они дробились между наследниками, переходили из рук в руки, завещались монастырям и церковным служителям, а при отсутствии наследников после прежних владельцев «отписывались на государя». В результате на территории современного Красногорского района к концу XVI в. осталось лишь одно владельческое село Марьина Гора, принадлежавшее князьям Милославским.

Церковь получала щедрые подарки и от бояр, и от самих московских князей. Еще около 1450 г. князь Василий Темный пожаловал священникам Архангельского собора в Кремле села Банское-Борисоглебское, находившееся на месте, где сейчас расположен пионерлагерь «Зоркий». Затем Иван III пожаловал им же сельцо Плотничье с 25 деревнями, территорию которых сейчас занимают Опалиха, Гореносово и Пенягино Московскому Чудову монастырю ранее 1507 г. принадлежала Уваровская земля, простиравшаяся от устья речки Синички и Каменного оврага до речки Всходни (на ее территории впоследствии возникли село Рождествено и деревня Митино). Нахабино и Дмитровское с деревнями были куплены Троице-Сергиевым монастырем, Ангелово — Иосифо-Волоколамским монастырем. Село Сабурово Агриппина Морозова в 1557 г. завещала митрополиту Московскому, село Козино с деревней Нефедьево во время правления Ивана Грозного перешло от князя И. Д. Вельского к Новинскому монастырю.

Церковные владения сплошной полосой протянулись от реки Истры до Всходни, занимая почти половину всей территории. В середине XVI в. в этих владениях насчитывалось около 120 сел и деревень, что свидетельствовало об их плотной заселенности. Однако в дальнейшем на подмосковные земли обрушились страшные эпидемии чумы в 1551 и 1571 гг., бесчинства опричников Ивана Грозного и, наконец, набег крымского хана Девлет-Гирея, войско которого разграбило Подмосковье и угнало в плен более 20 тыс. мирных жителей. В писцовой книге, составленной для учета населения в 1584 г., на многих страницах тянутся скорбные перечни «пустошей, что были деревни». Во владении Архангельского собора навсегда запустели села Банское и Плотничье и все «тянувшие» к ним деревни, прекратилась обработка земли, а «пашня лесом поросла».

Остальные села вновь заселяются за счет перевода крестьян из других владений, закрепления на церковной земле пришлых крестьян. Начало XVII в. принесло им новые бедствия. Неурожайные годы привели к голоду, который был не менее страшен, чем нашествие неприятеля: «И много людей с голоду умерло, и много сел позапустело, и много мертвых по путям валялось, и много иных в разные грады разбрелись и на чужих странах помроша»,— сообщает об этих событиях летопись. Грабежами и убийствами крестьян сопровождалось нашествие армии Лжедмитрия I, которому удалось в 1605 г. сесть на московский престол. Ставленник польских интервентов был свергнут и убит, но вслед за тем в стране развернулась крестьянская война под руководством И. И. Болотникова, а в 1608 г. началась новая польско-литовская интервенция. Армия Лжедмитрия II не смогла овладеть Москвой и встала лагерем на Тушинском поле. Полтора года находилось здесь войско Лжедмитрия, и каждый день из Тушинского лагеря отправлялись в окрестные селения военные отряды, отбиравшие у населения продукты и скот.

Многие села, упоминавшиеся в письменных источниках XV—XVII вв., после Смутного времени исчезли навсегда. Но память о них сохранилась до наших дней в названиях Карауловой горы близ Нахабина, Поповой горки на месте бывшего села Банского-Борисоглебского, местности Плотница на окраине современнной Опалихи, Уваровского оврага к северу от Пенягина. Вполне возможно, что сопоставление сведений письменных источников XV—XVII вв. и сохранившихся местных названий участков леса, полей и оврагов поможет краеведам раскрыть многие тайны подмосковной земли.
Хобби разные нужны, хобби разные важны! http://www.qptut.ru/
Аватар пользователя
Admin
Администратор
 
Посты: 455
Фото: 788
Зарегистрирован: 11 окт 2012, 13:33
Откуда: Москва
Блог: Просмотр записи (6)

Re: Из истории Тушинско-Митинско-Красногорской земли

Сообщение Admin » 14 май 2015, 12:08

Сосед справа - Тушино

Давным-давно, несколько миллионов лет тому назад плескалось на этом месте бескрайнее море. Плавали в нем бесчисленные живые организмы, которые, умирая, опускались на дно моря и создавали белый строительный материал - известняк. Кстати, Москва, построенная из этого камня, звалась белокаменной.

Затем, когда суша поднялась, а море ушло, двадцать-тридцать тысяч лет тому назад пришли в наш край со Скандинавских гор и Кольского полуострова огромные ледники. Проходили годы, климат Земли теплел, ледники отошли на Север, оставив разветвленную сеть рек и речек (полноводную Москва-реку и ее притоки: реки Всходня с Братовкой, реки Химка с Чернушкой, Волковешка; конечно, названия этим рекам были даны много позже), озер, то есть готовую сеть сообщения, ибо в непроходимых лесах, покрывших сушу, это были единственные дороги и защита от врага.

Леса заселили разнообразные виды зверья и птиц, реки были полны рыбы. В след за этим изобилием пришел человек - человек эпохи неолита - нового каменного века, человек уже умеющий обрабатывать каменные орудия.

Во время археологических раскопок в 1924 году в Щукино и в 1935-1936 годах в районе Братцево обнаружены стоянки человека эпохи неолита, которую ученые датируют концом III - началом II тысячелетия до н.э. Были обнаружены кремниевые осколки, череп человека (эти находки хранятся в музее Истории и реконструкции Москвы). В раскопках участвовали археологи Б.А.Кухтин и М.В.Воеводский.

Шли годы, проходили тысячелетия и в эти места пришли племена угро-финов, а в VI-VII веках, спасаясь от половцев с юга России пришли вятичи. Из западных прибалтийских земель пришли и поселились племена кривичей. Граница межплеменного расселения проходила по реке Сходня, или по старому Всходня. Примерно по территории таких районов Северо-запада как Митино, Рублево, Cпас, Братцево, Тушино, Путилково.

Река Всходня была в те времена очень полноводна и с бурным течением. Известный путешественник и дипломат Адам Олеарий писал в 1643 году: "Переправлялись мы через многоводную и быстроходную реку Всходню и едва-едва не утонули в ней."

В 1927 году Истринским музеем были проведены раскопки городища и курганов, находившихся между селами Тушино и Спас на левом берегу реки Сходня. В городище были найдены образцы керамики дьяконовской и поздне-русской культур. В могильных курганах захоронения в деревянных гробах - колодах. Дьяконовская культура охватывает период с V в. до н.э. - VII век н.э., названа так по связанному с ней поселению, раскрытому археологами у бывшего села Дьяково (в Коломенском). "Дьяковцы" не были славянами, а относились к финно-угорским племенам.

Лесная сторона

Сын князя Святослава - Владимир Святославич (Владимир Святой) в 981 году присоединяет земли вятичей и кривичей к землям Киевской Руси. В этих землях закладывает он города: Суздаль, Ростов, Переяславль, Владимир на Клязьме. Экономические связи между обитавшими здесь народами были уже постоянными, а сообщение этих городов с Киевом возможно было только водным путем. Ибо как писал в своей книге "История города Москвы", выпущенной в 1905 году, русский историк академик И.Е.Забелин: "Вся Суздальская Русь, или, по теперешнему имени, - Московская сторона, так прямо и называлась "лесною землею", глухим "лесом". Здесь в непроходимых чащах по сухому пути летом целые рати заблуждались и, идя друг против друга, расходились и не могли встретиться. Так именно и случилось однажды в начале июня между Москвой и Владимиром во времена вражеской междоусобицы в 1176 году. Князь Михалко Юрьевич шел с полком к Владимиру, а Ярополк, его супротивник, таким же путем ехал в Москву и, "божьим промыслом", отмечает летописец, "минустася в лесах", сердечно радуясь, что не случилось кровопролития."

Близость верховий рек: Москвы-реки, Дона, Днепра, хамы, Сходни, Клязьмы, Яузы, позволили с помощью волоков вести довольно оживленную хозяйственную деятельность проживающих здесь народов. Как добраться, например, во Владимир? По Днепру и Десне поднимались на ладьях, затем ставили корабли на колеса: под корпус корабля подводили две пары катков и закрепляли их на корме и носу. По специальным сходням вытаскивали его на берег, а затем катили ладью по бревенчатому настилу или по твердой земле до реки-Москвы, по которой спускались до места впадения реки Всходни в Москву-реку. На реке Ламе новгородцы основывают город Волок-на-ламе, чтобы контролировать часть торгового пути из Новгорода на Оку и Волгу. Волоколамск в летописях упоминается уже в 1135 году.

Древнее название современного Тушино – Коробово

Примерно в 970-980 годах в устьях рек Барышихи и Всходни образуется поселение Коробово, от которого начиналось восхождение торговых караванов по реке Всходне к Волоку-ламскому, где после трудного плавания останавливался на отдых купеческий, служивый и прочий люд, готовились к сухопутному "переволоку", и платили за людей и товары дань - "мыт". Уплатив "мыт", путешественники получали кров, провизию, охрану грузов, часть которых выгружали на берег для продажи, а хранили его тогда в берестяных коробах. Иногда приходилось выгружать весь товар, если ладья требовала ремонта. И селение еще издали выделялось "горами" белых берестяных коробов - вот и Коробово - предок селенья Тушино. Было это, как уже говорилось, в 970-980 годах, то есть Коробово-Тушино старше Москвы на целых 170 лет. Отдохнув и погрузив свой товар вновь на корабли, купцы и дружинники плыли вверх по течению - "всходили" по реке Всходне до переволока в реку Клязьму (теперь это вблизи станции Сходня-Подрезково ленинградской железной дороги), "волочили" ладьи в реку Клязьму, по которой плыли вниз до города Владимир.

"Итак, - подчеркивает И.Е.Забелин, - в незапамятное для письменной истории время, в верстах двадцати от теперешней Москвы, создавалось гнездо промысла и торга, где в последствии мог возникнуть тот самый город, который мы именуем Москвою... И надо сказать, что если бы в этом всходничьем месте расселился со временем большой город, то Москва, быть может, предоставила бы еще больше местной красоты и различных удобств для городского населения". Да видно судьба была у Коробова такова, что не бывать ему столицей, хотя во времена лжедмитрия II побывало Тушино столицей земель, признавших его царем. Отсюда и пошло крылатое выражение "тушинский вор".

Так уж устроена жизнь, что летопись отмечает только те населенные пункты, которые являются резиденцией правителей, или места жестоких битв. И хотя Коробово играло немалую роль в судьбе торгового и служивого люда, в летописях оно не упоминалось до 1332 года. Связано это со временем правления Великого князя Иоанна I Даниловича, прозванного Калитой (1328-1340 гг.). Несмотря на утверждения летописцев, что с приходом Иоанна на престол великого княжения мир и тишина воцарились в Северной Руси, Великому князю Московскому Иоанну I и повоевать пришлось немало, и нередко подкуп и коварство пускать в ход, чтобы утвердить Москву главою Руси.

Самое жестокое противоборство пришлось ему преодолеть в соперничестве с Тверскими князьями, которые также стремились стать во главе городов русских. летопись сообщает, что в битве с тверским князем Александром Михайловичем в 1332 году у города Переславля московские войска терпели поражение, да и самому Калите грозило пленение.

Как село Коробово стало селом Тушино

От поражения и плена спас Московского князя воевода Родион Несторович Рябец со своей дружиной. За свое спасение Иоанн Калита жалует Родиона Несторовича Рябца сельцом Коробово и "областью вкруг реки Всходня на пятнадцать верст". Наступает момент стать сельцу Коробово - селом Тушино.

Один из авторов утверждает, что Коробово стало Тушино в силу владения селом воеводы Тушина, не рассматривая истоков этой фамилии. Однако, более вероятна следующая версия.

Упомянутый выше Родион Несторович Рябец был сыном боярина Нестора Рябца, пришедшего из Галицкой земли в 1300 году со своей дружиной (1500-1700 человек) на службу к московскому князю Даниилу Александровичу, младшему сыну Александра Невского. Даниил встретил его ласково, пожаловал боярство и дал в удел Волок-ламский и прочие вотчины. Сын Нестора - Родион, награжденный Иваном Калитой сельцом Коробово, оставляет его своему сыну Ивану Родионовичу, который за рыхлость тела был прозван - "квашней". Это прозвище перешло в фамилию бояр Квашниных.

Иван Квашнин участвует в 1380 году в Куликовской битве, служит воеводой в Костроме. В честь победы на Куликовом поле Иван Квашнин в 1390 году при впадении Сходни в Москва-реку заложил Спасо-Преображенский мужской монастырь, где и был похоронен после смерти. Иван Квашнин успел воспитать трех сыновей, двое из которых стали родоначальниками бояр Квашниных. Третий сын - Василий Иванович Квашнин отличался отменным ростом и толщиной, за что и был прозван "Туша", ему и достались в наследство сходнеские наделы. Но, как и в случае с фамилией Квашнины, вышедшей из прозвища - "Квашня", Василий Иванович Квашнин стал Василием Ивановичем Тушиным, его потомки - боярами Тушиными, а село Коробово - Тушино.

Бояре Тушины были воеводами в Себеже, Ивангороде, Пронске и Костроме. В летописях упоминается, что в 1536 году селом Тушино владеет храбрый воевода Тушин. Последним в летописях упоминается боярин Ждан Тушин, который был послом Ивана Грозного при дворе германского императора Рудольфа и датского короля Христиана.

К 1570 году, во времена правления Ивана Грозного, мужская линия рода Тушиных внезапно обрывается. Может быть, это явилось следствием репрессий царя. В это время дочь последнего боярина Тушина - княгиня Теляковская - все свои наследственные владения передает в Спасо-Преображенский монастырь "на помин усопших отца своего и брата Тушиных", а сама постриглась в монахини.

Итак, за свою тысячелетнюю историю славянское поселение на реке Сходня (Всходня) 420 лет носило имя Коробово и вот уже почти 600 лет лет носит имя ТУШИНО.

Смутное время, Тушино – столица земель Лжедмитрия II

Андреем Нагим". "Путивль, Чернигов, Новгород-Северский, едва услышав о прибытии нового царевича Дмитрия и еще не видя польских знамен, спешили изъявить ему свое усердие и дать воинов". Тех жителей, которые не признавали нового "царика", сжигали.

Самозванец шел, оставляя за собой покоренные города: Брянск, Белев, Козельск, Болохов. Вся Южная Россия от Десны до устья Волги признала царем мнимого Дмитрия. 15 декабря 1607 г. он взял Орел. 1 июня 1603 года Лжедмитрий II с польскими и казацкими отрядами расположился в Тушине, в 12 километрах от Москвы, думая, что одним своим присутствием он сможет взволновать Москву и свергнуть Василия Шуйского. Самозванец имел в своем распоряжении 15 тысяч поляков, 13 тысяч запорожских казаков, 15 тысяч донских казаков войск Болотникова, 50 - 60 тысяч российских изменников.

Происходившие между речками Ходынкой, Сходней и Хамкой битвы не приносили успеха ни одной из сторон. "В Тушино осаждающие стали укрепляться, строить дома, для чего свозили лес и избы из соседних деревень. Образовался целый город - большое предместье Москвы. Возник оживленный Торжок, куда приезжали с товарами и продовольствием даже торговые люди из Москвы..." (Устрялов, "Памятники древней письменности"). В Тушино был свой царь - Лжедмитрий II, своя боярская дума, свои приказы. И если Москва владела востоком и севером страны, то власть самозванца распространялась на весь запад и юг. Историк Н.М.Карамзин дает такое описание Тушинскому лагерю: "Тушинский стан - царство беззакония, действительно подобный городу разными зданиями, купеческими лавками, улицами, площадями, где толпилось более 100000 разбойников, обогащаясь плодами грабежа; где каждый день с утра до вечера казался праздником грубой роскоши: вино и мед лились из бочек, мяса, вареные и сырые, лежали грудами, пресыщая людей и псов, которые вместе с изменниками стекались в Тушино". (Карамзин. Сочинения. .XII, стр. 128).

В самой Москве плодились так называемые перелеты. "Торговый человек, желая стать дворянином, дворянин - получить поместье или боярство, бежали из Москвы в тушинский стан и здесь присягали Лжедмитрию, а получив от него желаемое, возвращались в Москву и здесь притворным покаянием вымогали себе новые награды". Не сумев взять Москвы и Троице-Сергиевой лавры, Лжедмитрий II посылает отряды с изменниками-русскими и поляками к Суздалю, Владимиру и другим северным городам... город за городом сдавались Лжедмитрию: Владимир, Углич, Кострома, Галич, Вологда и другие.

Миновал 1608 год, самозванец по-прежнему стоял в Тушино. Против "тушинского вора" выступил польский король Сигизмуд, пожелавший посадить на московский престол своего сына Владислава. Да и Русь поднялась на защиту своего Отечества. 26 августа 1610 года Лжедмитрий II с небольшим отрядом татар, казаков и немногих изменников покинул тушинский лагерь. На этом злоключения Тушино не закончились. В 1618 году польские войска во главе с претендентом на русский престол королевичем Владиславом подошли к Москве, но захватить ее не смогли. Поляки отошли в Тушинский лагерь, но, простояв здесь некоторое время, видя бесполезность своих усилий, отошли к Смоленску. Тушинский лагерь пришел в запустение. Спасо-Преображенский монастырь был ограблен и осквернен: в его церкви Андрея разместили конюшню.

Убегая из лагеря, гетман Рожинский приказал зажечь лагерь со всех концов. Был летний, сухой и ветреный день. Бушующее пламя всќ уничтожило. Только земляной вал, да польские могилы остались немыми свидетелями былого могущества Тушинского лагеря.

В конце XIX века и начале ХХ века в районе сел Тушино, Спас, Петрово, а также при постройке железной дороги Москва-Ржев велись археологические раскопки под руководством инженера В.М.Политковского (научное руководство осуществлял академик Забелин). В результате раскопок Политковский собрал около 560 предметов, оставшихся от лагеря "тушинского вора". Найдены были ружья, копья, зазубренные клинки, ядра - все польского изготовления. Кроме того, топоры, молотки, серпы, косы, печные изразцы, большое количество польских монет XV-XVI веков, а также монеты отлитые на Тушинском монетном дворе. Почти все найденные предметы были обгорелыми, что подтверждало версию сожжения тушинского лагеря поляками.

На многие годы Тушино ушло в тень истории, но в XX веке, после Октябрьской революции Тушино начало развиваться с новой силой...

Конец XVII - начало XX века, усадьба Братцево

В конце XVII в на территории района появляется усадьба Братцево. Тогда здесь были поставлены двор боярский с хозяйственными пристройками, дворы крепостных крестьян и две мельницы на реке Сходне. В эти годы Б.М. Хитрово усиленно занимается благоустройством Братцева и строит в нём каменную церковь Покрова Пресвятой Богородицы (сохранилась). В 1690 г. село Братцево причислено к дворцовому ведомству. В 1695 г. имением владели Нарышкины, затем Строгановы, последним владельцем был князь Щербатов.

Сохранившийся усадебный дом был выстроен при Строгановых, которые из "поморских крестьян" волею всемогущей фортуны сначала стали "именитыми" людьми, затем баронами, а в последствии и графами. В руках клана Строгоновых были сосредоточены немалые богатства, многие из них занимали высокие государственные посты, и пользовались покровительством царя Петра I.

Главное усадебное здание построено на стыке восемнадцатого и девятнадцатого столетий. Сейчас от некогда богатой усадьбы мало что сохранилось: 2 х - этажный дом (арх. А.Н. Воронихин), беседка и сильно заросший парк. В настоящее время здесь располагается дом отдыха Союза Театральных Деятелей.

Братцево остается одной из самых малоизвестных, и вместе с тем красивейших московских усадеб.

Проследим динамику роста деревни Тушино и близлежащих сел. В записях конца XIX века сообщается, что в 1885 году Тушино - сельцо Московской губернии и уезда, в нем 88 дворов и 567 жителей. В селе на мосту через Сходню застава со шлагбаумом, при переезде через мост берется пошлина в 1 коп. с человека с товаром и 5 коп. с каждого воза.

В 1902 году в Тушино уже проживало 1200 жителей. В селах, вошедших позже в город Тушино проживало: - в селе Захарково 434 жителя; - в селе Алешкино 191 житель.

Жители занимались в основном извозом и сельским хозяйством. В селе Спас, позже также вошедшем в поселок Тушино, на фабрике В.Сувирова по выработке тонких сукон работало 370 рабочих. С 1929 года - это "Тушинская чулочная фабрика". После 1919 года деревня Тушино со своими 1374 жителями и тремястами хозяйствами вошла в Ульяновскую волость Московского уезда, а с 1922 г. - в Павшинскую волость.
Хобби разные нужны, хобби разные важны! http://www.qptut.ru/
Аватар пользователя
Admin
Администратор
 
Посты: 455
Фото: 788
Зарегистрирован: 11 окт 2012, 13:33
Откуда: Москва
Блог: Просмотр записи (6)

Re: Из истории Тушинско-Митинско-Красногорской земли

Сообщение Admin » 14 май 2015, 12:21

Сосед слева - Павшино (современный Красногорский район)

Наиболее древним селом, вошедшим в состав нынешнего Красногорска, является Павшино. Хотя впервые оно упоминается лишь в середине XV в., его история насчитывает гораздо больше времени.
К сожалению, наши сведения о первых веках существования села весьма скудны. Самое раннее известие о нем относится к 1462 г., когда его название встречается в духовной грамоте великого московского князя Василия Темного в числе сел, передаваемых его вдове. В то время оно было центром государевой дворцовой вотчины, занимавшей территорию между рекой Москвой и речкой Банькой, то есть почти все те земли, которые сегодня вошли в черту города Красногорска. Село возникло в самом центре речной поймы, на высоком прибрежном валу, который крутым обрывом спускался к основному руслу Москвы-реки. Река летом в жару настолько пересыхала, что местами была шириной 15 саженей (около 30 метров) а глубиной пол-аршина (35 см), но во время бурного разлива уровень воды поднимался порой на восемь метров, до кромки прибрежного вала. Нередки были обвалы и оползни, поэтому линия крестьянских домов, судя по плану XVIII века, располагалась несколько поодаль от берега, около церкви Николая чудотворца. А позади крестьянских огородов тянулась болотистая низина, в которой петляла речка Ворона.

Вряд ли можно было назвать удобным расположение села между болотом и речным обрывом. Наиболее вероятно, что его основали проезжие торговцы, которые с высокого берега могли на много верст вправо и влево контролировать путь по реке. Как указывал академик СБ. Веселовский, название села образовано от новгородской формы имени Павша (Павел). На этом основании можно предположить, что Павшино было основано выходцем из Новгорода.

В XVI в. были розданы в поместье служилым людям окраинные земли дворцового села, на которых позже образовались селения Воронки и Ивановское, Чернево и Губайлово. Территория нынешних Опалихи, Гореносова и Пенягина была пожалована Архангельскому собору в Кремле. В дальнейшем во дворцовом имении остались только село Павшино и деревня Гольево.

О событиях Смутного времени в начале XVII в., когда село находилось в числе царских вотчин, напоминает клад, обнаруженный в 1965 г. При подготовке к строительству нового здания в Павшине был найден глиняный кувшин, содержавший несколько сот серебряных «денег» с именами царей Федора Ивановича и Бориса Федоровича (Годунова), его сына Федора Борисовича, который царствовал всего лишь месяц в 1605 г. и был свергнут Лжедмитрием I. Эта находка с достаточной точностью определяет дату, когда деньги были припрятаны царским приказчиком или служителем церкви. В 1618 году, когда последовало новое вторжение польской армии под руководством королевича Владислава, претендовавшего на русский престол, разведчики докладывали 20 сентября, что «Владислав расположился станом на павшинских и тушинских лугах».

Царь Михаил Федорович Романов, раздавая опустевшие земли приближенным, не забыл и об интересах своей матери, «великой государыни инокини Марфы». Из дворцовых имений ей были пожалованы вместе с обширными землями подмосковные села Павшино, Хорошево, Щукино и Крылатское. В 1628 г. в селе Павшино упоминается деревянная церковь Николая Чудотворца. После смерти инокини Марфы в 1631 г. Павшино вместе с селами Щукином, Хорошевом и Крылатским вошло в состав вновь образованной Хорошевской конюшенной волости. По сведениям 1б4б г., в нем значились 11 крестьянских и 2 бобыльских двора, а также 12 дворов государевых «деловых» людей — это были царские конюхи, находившиеся в привилегированном положении.

В 1652 г., когда церковь в селе обветшала, «по челобитью Московского уезда государева дворцового села Павшина деловых людей Никифорка Осипова с товарищи» была выдана благословенная грамота о возведении нового храма, однако по каким-то причинам строительство так и не было осуществлено.

В дальнейшем в конюшенных селах увеличивается число крестьянского населения, которое играло вспомогательную роль в содержании «государевых конюшен», обслуживание которых было возложено на штатных конюхов. Более подробные сведения о жизни села дошли до нас по описи 1701 г.: «Село Павшино, а в нем церковь Николая чудотворца деревянная. 4 двора церковных причетников, людей в них тож. У них детей и свойственников 4 человека. В селе ж 4б дворов крестьянских, людей в них тож. У них детей и братей и свойственников и захребетников 136 человек». Далее подробно исчисляются работы крестьян «на государя», их денежные платежи и натуральные повинности: «Денежный доход со крестьян 8 Рублев и алтын. С оброчной статьи на обротчине (за пользование землей для себя) 31 рубль с полтиною. Ямских и полоняничных 2 рубли 4 алтына 2 денги». Помимо этого они были обязаны поставлять «столовые запасы» — 16 баранов, 46 гусей. Крестьяне должны были обрабатывать 26 десятин «государевой десятинной пашни» и засеивать ее рожью и овсом. Для стоявших на павшинской конюшне 80 с лишним царских лошадей они обязаны были с «выти» (единицы налогообложения в 7 — 8 работоспособных мужчин) поставлять 18 копен мерного сена, «на покупку кон¬ских кормов по 10 денег з двора», три с половиной сажени дров. Кроме этого, с каждой выти на московские конюшни необходимо было отвозить по 5 возов ржаной соломы на подстилку лошадям. Но и этим повинности не исчерпывались — с каждой выти приходилось поставлять «по четверику цвету сворбориного» (шиповника), а также «новонакладные запасы» — 34 метлы, четверть шишек осокоринных (разновидность тополя), «12 возов верб, веток тож, 5 деревьев вербы ж... На павшинской конюшне в год: 4 жеребца стоялых, 6 меринов новочистых. В зиму 44 кобыл болших, 16 жеребчиков, 13 кобылок малолетних и сусунков. Всего 86 лошадей. Кормов им дано: 299 чети с осминою овса; 263 копны бес трех копен мерных сена; на подстилку 468 возов соломы ржаной». А стадные конюхи были приписаны не к Павшину, а к селу Хорошеву.

Формально оброк и повинности поровну собирались с каждого тягла (выти), в котором числились по 8 работоспособных мужчин. Дополнительные повинности нарастали с каждым годом. Когда строился из кирпича конный завод в Хорошеве, павшинские крестьяне добывали для его фундаментов белый камень около деревни Татарово, по очереди работали подручными на устроенном в Хорошеве кирпичном заводе. Наконец, крестьяне решились на протест. В апреле 1761 г. от их имени сельские старосты села Хорошева и села Павшина предъявили в конюшенную контору челобитную, в которой подробно, день за днем, перечислили все крестьянские работы. Они жаловались, что «от великих и неспособных казенных работ... пришли в крайнее убожество и великое несостояние, а многие крестьяне и совсем без лошади остались, отчего де некоторые крестьяне питаются уже мирским подаянием и лишились (средств для уплаты) казенных податей».

Как следствие этого, в 1765 г. был подготовлен указ о переводе крестьян конюшенной волости на трехрублевый оброк, в зачет которого они должны были выполнять государственные работы и поставки по твердо установленным ценам. Однако конюшенная канцелярия отказала, посчитав, что общая сумма оброка 3225 руб. не покроет расходы по содержанию конного завода, составлявшие 4207 руб. в год. В 1782 г. в документах снова отмечается неповиновение павшинских крестьян.
К началу XIX в. характер здешнего хозяйства меняется коренным образом. Развитие товарно-денежных отношений привело к тому, что на первое место выходит занятие земледелием: пойменные земли давали неплохой урожай, а близость к Москве создавала благоприятные условия для торговли продуктами крестьянского хозяйства и занятий извозом. Отдельные крестьяне, расплатившись деньгами вперед, получали годичные паспорта на проживание в городе, где могли обучиться ремеслу и даже основать собственное предприятие. Так, крестьянин Кабанов в 1764 г. стал владельцем гончарного заведения в Москве и подал прошение о переводе его из крестьян в купеческое сословие. Сельское общество дало согласие на выход, но при условии, что он до очередной ревизии будет по-прежнему платить вместе с односельчанами подушную подать, а также выкупит дорогостоящую рекрутскую квитанцию на освобождение от воинской службы. Из среды павшинских крестьян выделяются и другие богатые люди; трое из них — Василий Герасимов, Прокофий и Пахом Ивановы — выкупились на свободу и стали купцами к 1783 г., еще двое — в 1803 и 1811 гг.
К этому времени Павшино становится большим селом: в 1800 г. в нем насчитывались 80 дворов и 492 жителя обоего пола. «Экономические примечания» этого времени сообщают: «Крестьяне на пашне (то есть отбывают барщину — Авт.). Промысел имеют разный. Живут посредственно. Женщины упражняются в домашнем рукоделии».
Отечественная война 1812 г. хотя и затронула Павшино стороной (основные силы французской армии прошли по Смоленской дороге), все же нанесла серьезный урон. Большинство крестьян покинуло село, а в отсутствие хозяев французские фуражиры сожгли 32 избы из 84, один крестьянин был убит неприятелем. Пропали и сбережения, припрятанные священником: «укладка и сундук, зарытые в землю при доме, вырыто неприятелем и унесено». Был также разграблен «магазейн» — запасной склад зерна для крестьянского общества. В оставленных крестьянами домах было уничтожено домашнее имущество, иконы, деревянная и оловянная посуда, а также хлеб, солома и сено на общую сумму 28 тыс. рублей. У жителей пропали 11 лошадей, 10 коров, 152 овцы. В составленной после французского нашествия ведомости отмечалось: «Лошадей осталось 82, коров 35, овец 20. Во всем селении корму ничего нет. В пропитании себе испытывают крайнюю нужду. Многие кормятся мирским подаянием в отдаленных селениях». По сведениям ревизских сказок, в 1812 г. в селе умерли 11, в 1913 г. — 16 ревизских душ.

Что касается местного храма, документ также зафиксировал нанесенный ему ущерб: «двери, замки и оконницы разломаны, престолы, одежды, ризы и на образах четырех венцы с окладами серебряные разграблены, иконостасы изломаны». Но не поздоровилось и противнику. После ухода врага на павшинской земле были собраны и захоронены 32 неприятельских трупа.
Тем не менее, Павшино довольно быстро залечило нанесенные раны. Дворцовое ведомство предоставило возможность крестьянам бесплатно заготовлять строевой лес в казенных рощах, разрешив срубить по 25 «корней» на каждый дом. К 1816 г. все дома села были восстановлены. Привели в порядок, обшили тесом и покрасили деревянную двухъярусную церковь, внешний вид которой описан в ведомости 1821 г.: «Крест деревянный обит жестью. Глава покрыта деревянной чешуею, покрашенною зеленой краской. Осмерик и четверик, олтарь и трапезная покрыты тесом покрашенным. Вход и кругом обита тесом покрашенным».

Судя по описи, было восстановлено и богатое внутреннее убранство. Но уже в 1817 г. начали строительство нового каменного храма во имя Николая чудотворца с приделом Ильи пророка. Крестьяне задумали поставить огромный храм, под стать городскому собору. Начало было положено с трехъярусной каменной колокольни, которая была закончена и вступила в действие к 1821 году, ее описание содержится в приведенной выше описи: «При оной церкви колокольня каменная. На ней крест осьмиконечный, обит жестью белой и позлащен. Глава обита белым железом. Кумпол и фронтоны покрыты железом покрашенным. Три пола и пять лестниц. На оной колокольне колокола: 1-й — 102 пуда и 10 фунтов; 2-й — 45 пудов; 3-й — 20 пудов; 4-й — 10 пудов; 5-й — 4 пуда; 6-й — один пуд; 7-й — 30 фунтов» (ЦИАМ. Ф. 203, оп. 744, ух 1663). Новый храм был построен в конце 1821 г. и освящен в 1823 г. В Москве, в Казанской церкви в Сущеве был приобретен шестиярусный иконостас с резными «царскими воротами» (по другим сведениям — в церкви Зачатейского монастыря). Павшинская церковь после вступления в строй стала самой представительной в церковном округе, в который входили такие известные села, как Хорошево, Братцево, Спас-Тушино, Троицкое-Лыково, Покровское-Стрешнево, Ховрино и другие. Позже священником в новой церкви стал Павел Матвеевич Перлов, окончивший Московскую духовную семинарию, где обучался наукам «богословским, философским, физико-математическим, языкам латинскому, греческому, немецкому и еврейскому». В 1840-х — 1850-х годах он являлся местным благочинным. В составленной им клировой ведомости 1849 г. содержатся довольно подробные сведения о церкви в селе Павшино:
«Построена в 1821 г. тщанием прихожан. Зданием каменна, с такою же колокольнею, крепка. Престолов в ней два: в настоящем холодном [помещении] во имя Святого чудотворца Николая, в приделе теплом во имя Святого Пророка Ильи. Утвари достаточно. Дома — у священника казенный, у дьячка и пономаря собственные, деревянные. Зданий, принадлежащих к сей церкви, нет... На содержание священно- и церковнослужителей постоянного окладу не положено, содержатся их средствами».

В приходе храма числились в селе Павшине 54 крестьянских двора с 276 душами мужского и 348 женского пола, состоявшие в ведомстве Государственной конторы Хорошевской конюшенной волости, а также в деревне Гольево в 18 дворах 100 душ мужского и 114 женского пола. Кроме того, из ведомства Государственной коллегии в деревне Пенягино были приписаны 15 дворов с 59 душами мужского и 58 женского пола; в деревне Мякинино, принадлежавшей графу Бутурлину — 22 крестьянских двоpa с 90 душами мужского и 110 женского пола, а всего в приходе числилось 637 человек.

В фондах музея Красногорского механического завода сохранилась уникальная фотография этого храма — величественного белоснежного здания с классическими порталами и устремленной вверх изящной колокольней, снятая не позже 1860-х гг., до постройки рядом с ним второй церкви.
Важным подспорьем для павшинских крестьян стало то, что большая Воскресенская (Волоколамская) дорога сменила свое направление. Она прошла по маршруту нынешнего Волоколамского шоссе, в версте к северу от Павшина. Некоторые разбогатевшие крестьяне поставили свои дома на этой дороге, образовав Новую слободку (ныне улица Почтовая). Дорога и слободка показаны на топографической карте середины XIX в., съемки для которой проводились в 1833-1839 гг. Прирост населения и богатства послужил поводом для строительства еще одного храма. В 1866-1873 гг. рядом с Никольским храмом сооружается каменная церковь во имя Боголюбской иконы Божьей матери с приделами пророка Ильи и великомученика Георгия. Новый храм, меньший по размерам и упрощенный по архитектурному облику, стал использоваться впоследствии как зимняя церковь, а в
Никольской церкви служба проводилась в летнее время.

В 1854 г. в Павшине появилось первое промышленное предприятие. Им стало бумаготкацкое заведение с 20 ручными станками, основанное приезжим крестьянином А.Териховым. В 1872 г. фабрика названа платочно-набивной и принадлежала Пелагее Алексеевне Териховой. Затем к 1880 г. малоприбыльное ткацкое производство было вытеснено красильно-отбельным делом. К этому времени фабрика имела более 60 наемных работников, из которых половину составляли жители Павшина. Из ее подробного описания земским врачом профессором Ф.Ф. Эрисманом выясняется, что она была расположена на берегу речки Баньки, в деревянном здании, имевшем множество
пристроек, которые от постоянной сыроетем, чтобы обеспечить каждой из 309 ревизских душ крестьян положенные 3 десятины, Дворцовому ведомству пришлось передать крестьянам еще 423 десятины «запасной» земли, часть которой пришлось выделить в отдаленных местах, в частности около села Ромашкова. Ежегодные вы¬купные платежи за каждый надел (с рассрочкой на 49 лет) были оценены в 3 рубля 84 копейки, что, к слову, было вдвое меньше по сравнению с губайловскими
крестьянами. Поэтому крестьяне, использовав сбережения, расплатились с Дворцовым ведомством досрочно и к 1877 г. стали полными собственниками своей земли

В 1860-х гг. проведена реконструкция Волоколамской дороги в связи с тем, что от села Павшино было проложено Ильинское шоссе в усадьбу, приобретенную императорской семьей. Этим случаем постаралось воспользоваться и Московское губернское земство, открывшее в Павшине в 1874 г. земскую школу, названную Мариинской в честь помолвки дочери царя. В первые годы после ее открытия здесь училось 80 учеников. Для школы построили собственное здание с тремя комнатами. При ней была устроена библиотека из 40 книг, из наглядных пособий имелись несколько картин. В 1892-1893 учебном году при инспекционной проверке был отмечен низкий уровень знаний учащихся в средней группе по истории Нового завета:«...Таинств по порядку никто не мог перечислить. Значения слов «Иисус», «Христос», «Предтеча» никто объяснить не мог. О Пилате, Иосифе, Никодиме ученикам как бы в первый раз пришлось услышать на экзамене». Несмотря на довольно низкий уровень преподавания, школа все же выполняла образовательные функции — к 1899 г. уровень грамотности составил в Павшине 58% у мужчин и 20% у женщин. К 1907 г. в школе учились 130 детей из Павшина, Гольева и Пенягина.

К началу XX в. меняется и демографическая обстановка в селе. По сведениям 1898 г., в Павшино в 159 наличных семьях проживали 437 мужчин и 494 женщины. 13 семей числились отсутствующими. Но при этом были записаны и посторонние — 56 мужчин и 31 женщина. В селе имелось 177 изб, а средняя жилая площадь каждой составляла 55 кв. аршин, или 27,5 кв. м. Основным занятием крестьян продолжало оставаться сельское хозяйство, но при этом все большую долю занимали промыслы, которыми были заняты в 157 семьях: среди женщин преобладали вязальщицы, среди мужчин красильщики и ткачи, ломовые извозчики, перевозившие песок и гравий на московские стройки, чернорабочие. Кроме этого, в селе числились 11 торговых заведений и 3 производства, в том числе красильная фабрика, которая после П.А. Териховой перешла во владение купца Андреева. В 1911 г. отмечена небольшая фабрика по изготовлению цветов из фарфора. Местные богачи вели торговлю сплавным лесом.

В 1901 г. около села прошла Московско-Виндавская железная дорога (теперь Рижское направление Московской железной дороги) и был устроен разъезд, который в следующем году преобразован в железнодорожную станцию Павшино. Появилась и местная административная власть: в селе числится квартира полицейского урядника.

После установления советской власти село вошло во вновь образованную Ульяновскую волость Московского уезда, а в конце 1921 г. становится центром вновь образованной Павшинской волости, в состав которой вошло более 30 населенных пунктов, в том числе семь фабрично-заводских предприятий. Ее население составило 15737 человек, а непосредственно в Павшине числилось 815 мужчин и 896 женщин. Первым председателем Павшинского волисполкома был избран М.А. Чапыгин. Выходец из местной крестьянской семьи, он еще в 1905 г. подвергался аресту за участие в революционном движении, был на фронте в годы Первой мировой войны, избирался в совет солдатских депутатов и вернулся в родное село членом партии большевиков. До 1929 г. Павшино но-сило статус поселка городского типа. Здесь находились волостной и поселковый советы, школа, дом ребенка.

К июню 1919 года относятся сведения о возникновении в селе Павшине первой в Красногорском районе сельской комсомольской организации, заседания которой проходили в местной школе: «Существовавший здесь культурно-просветительный кружок постановил принять платформу Коммунистического Союза Молодежи. Вступивших членов 30 человек, среди них рабочие, конторщики, учащиеся и красноармейцы. Налажена связь с губернским комитетом», сообщала заметка в газете «Беднота».

В первые годы советской власти развивается и кооперативное крестьянское движение. Кредитная кооперация, сложившаяся еще в 1912 г., возродилась в годы НЭПа и охватила несколько сот крестьян из Павшина и окрестных селений. Жители Павшина, имевшие лошадей, объединяются в объединение по добыче и вывозке камня. В 1931 г. в нем участвовали более 500 крестьян из 23 деревень. Позже оно носило название «Павшгеолнеруд», а на его основе к 1939 г. складывается поселок «Мосгорнеруд».
Павшинская начальная школа стала первой на территории нашего района школой второй ступени: в 1926 году она приняла пятый класс и в последующие два года выросла в школу-семилетку. В ее старших классах учились дети из Губайлова, Пенягина, Ангелова, Сабурова, Марьина и Путилкова.
Новой чертой жизни в селе явилось развитие дачного промысла. По сведениям 1928 г., дачники селились в 75 крестьянских домах, которые сдавались по 200-300 рублей за сезон. Имелись свое почтовое отделение, телефон-автомат, аптека, кооперативный магазин. Около волисполкома находились изба-читальня и передвижная библиотека. Особенно оживала железнодорожная станция Павшино летом — приезжало много экскурсантов в музей Архангельское, и на станции можно было нанять лошадей до усадьбы за плату 1 рубль с человека. По соседству с Павшином возникают новые поселки. Около железной дороги, близ нынешней платформы Красногорская, сложился поселок «Мосвоенторг» с 470 жителями, на Москве-реке — поселок конного санатория, на бывшей пустоши Рословка — дачный поселок Московского треста хлебопекарной промышленности.

В годы коллективизации в Павшине создан колхоз «Новые всходы», объединивший около 250 хозяйств. Он получил овощеводческое направление. Создается парниковое хозяйство, дававшее высокий урожай огурцов. На пойменных землях стали выращивать капусту. В местной районной газете высоко оценивались успехи и самоотверженный труд колхозников: «В прошлом году огурцы поспели раньше всех в районе. Капусту для Москвы рубили даже ночью».

В Красногорском городском архиве сохранилась справка о состоянии колхоза на 1 января 1933 г.: «Количество хозяйств [объединенных в колхоз] на 1 января 1933 г. в Павшине 260, едоков [в них] 1200, совершеннолетних 601. Работают на стороне 255, в колхозе 346, земли 223 гектаров. Инвентаря — трактор 1, плуг к нему 1, плугов конных 67, борон 45, косилок и жнеек конных 3, молотилка конная 1, веялка 1, сортировка 1, полков 53. Лошадей 53, коров 20, телят 12, свиней 8, поросят 22. Организованы 3 полевых, огородная, парниковая и животноводческая бригады — всего 6 бригад, мужчин 52, женщин 88. Председатель правления Раков».

Колхоз «Новые всходы» постоянно отмечался в числе передовых. На первой Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1939 г. были представлены картофель «Эпикур», выращенный бригадой И.Г. Захарова, молочно-товарная ферма колхоза, которая получила надои 2386 л молока на корову местной породы и дала колхозу в год более 30 тыс. рублей дохода.

Рядом с селом в 1932 г. вступил в строй завод железобетонных конструкций «Стандарт-бетон». Около этого времени возник военный городок, где дислоцировались прожекторный полк и зенитные батареи артиллерийского полка, с 1938 г. - 251 зенитный артиллерийский полк.

В период борьбы с религией была закрыта летняя церковь Николая Чудотворца. По инициативе районной организации общества «Осоавиахим» было предложено использовать для устройства парашютной вышки ее колокольню, «бездействующую большую часть года». 27 апреля 1936 г. президиум Московского областного исполнительного комитета принял решение: «Разрешить Красногорскому райисполкому летнюю церковь в селе Павшино закрыть, а здание использовать в указанных целях. Настоящее постановление объявить группе верующих, разъяснив порядок обжалования в двухнедельный срок в президиум ВЦИКа РСФСР через Московский областной исполнительный комитет. Предложить Красногорскому районному исполнительному комитету не производить ликвидации церкви впредь до получения особого извещения от Московского областного исполнительного комитета о вступлении в силу настоящего постановления». Но парашютная вышка действовала недолго. Впоследствии помещение церкви использовали под цех райпромкомбината, завода «Авангард». Расположенный по соседству храм во имя Боголюбской иконы Богоматери закрыт не был и службы в нем продолжались все годы советской власти, но он до сего времени числится в приходе Никольской церкви. Его настоятелем с 1942 г. по 1960-е гг. был отец Николай Александрович Воронцов, ранее служивший в 1913-1938 годах в Успенской церкви села Чернево.

В послевоенные годы павшинский колхоз включил в свой состав ряд соседних сельскохозяйственных предприятий, а затем объединился с укрупненным колхозом села Спас и принял название «Завет Ильича».

В 1962 г. Павшино вошло в состав города Красногорска. Но еще более десяти лет в селе находилась центральная усадьба колхоза, который объединял крестьян из 13 селений. В дальнейшем молочно-товарное производство сместилось в Гольево, куда было переведено и правление колхоза, который после преобразования получил название ОАО «Красногорье». Что же касается села, оно в связи с началом интенсивной застройки на территории Павшинской поймы оказалось в центре событий и перестало быть отдаленной городской окраиной.
Хобби разные нужны, хобби разные важны! http://www.qptut.ru/
Аватар пользователя
Admin
Администратор
 
Посты: 455
Фото: 788
Зарегистрирован: 11 окт 2012, 13:33
Откуда: Москва
Блог: Просмотр записи (6)


Вернуться в Митино - вчера, сегодня, завтра

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

ОСТАВАЙТЕСЬ ДОМА, БЕРЕГИТЕ СЕБЯ И БЛИЗКИХ! Copyright © Шашков С.Г.
cron